О геофизическом нападении на Россию в 2014-м году и его результатах. Война нового типа как свершившийся факт: её ход, текущее состояние и прогноз развития

  1. Актуальность проблемы

Ни для кого не секрет, что активно велись и ведутся работы по созданию и совершенствованию климатического оружия (геофизического оружия), а также оружия, основанного на использовании новых физических принципов. Например,  Премьер-министр РФ Владимир Путин в своей статье в «Российской газете» от 20.02.2012  «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России» писал: «Большое, если не решающее, значение в определении характера вооружённой борьбы будут иметь военные возможности стран в космическом пространстве, в сфере информационного противоборства, в первую очередь – в киберпространстве. А в более отдаленной перспективе – создание оружия на новых физических принципах (лучевого, геофизического, волнового, генного, психофизического и др.). Всё это позволит наряду с ядерным оружием получить качественно новые инструменты достижения политических и стратегических целей. Подобные системы вооружений будут сопоставимы по результатам применения с ядерным оружием, но более «приемлемы» в политическом и военном плане.». А в марте 2012 года министр обороны России Анатолий Сердюков заявил, что к концу 2012 года в России подготовят программу создания лучевого, физического, волнового, генного и психофизического оружия. По его словам, задачи по созданию оружия на новых физических принципах уже заложены на 2011-2020 годы.

  Как видим, создание принципиально новых видов вооружений давно уже находится в практической плоскости. О реальных достижениях – как российских, так и мировых (потенциального противника) – в этой сфере, естественно, в открытых источниках не сообщают. Также не может быть никаких гарантий, что российскому руководству (равно как и руководству других стран) известно абсолютно обо всех не только достижениях, но и новых принципах, уже открытых потенциальным противником,  а также способах их технической реализации в военной области. А потому вполне вероятна ситуация, когда сумевший опередить других за счёт своего технического и технологического превосходства обладатель вышеуказанного оружия начинает его скрытное применение против конкурента (противника), а тот сразу даже не в состоянии понять, что уже началась война, ибо в прямом смысле не видит нападения. Из-за своего незнания либо неполного понимания сути начинающих происходить на его территории изменений.

  Собранные и полученные нами на протяжении 2014 года факты, результаты проведённых исследований, их системный анализ говорят о том, что угроза национальной безопасности России от использования средств геофизического воздействия на биосферу многих регионов страны возникла ещё в начале 2014 года и в настоящее время достигла  критического, или, возможно, даже закритического,  уровня. Есть также основания предполагать, что было совершено упреждающие  геофизическое нападение – как элемент ранее  спланированной и ныне уже  ведущейся в активной форме войны против России. Войны нового типа, о которой в теории известно давно, многие отдельные элементы которой  широко известны  и были ранее опробованы на практике. Однако во всей своей совокупности прежде не применялись. При этом добиться наблюдаемых негативных результатов и тенденций можно было, в принципе, и с использованием уже давно известных принципов и средств.

  1. Вода как ключевой элемент национальной безопасности

Чтобы жить, как минимум,  необходимо дышать, пить, есть и согреваться в холода. Для обеспечения гарантированного выживания (нормального функционирования) как отдельного члена социума, так и любого его организованного сообщества – начиная от низших элементов (семья, трудовой коллектив…) и заканчивая высшим (государство) – необходимо постоянно поддерживать качество и количество потребления воздуха, воды, тепла и пищи на уровнях, необходимых для обеспечения нормальной жизнедеятельности – как индивида, так и государства в целом. В современной техногенной цивилизации состояние всех перечисленных компонентов  очень в значительной, а часто и в решающей, степени зависит от состояния воды. Ибо воду пьют не только люди, но и сельхоз растения и животные (пища), тепловая энергетика – ТЭЦ не могут работать и обеспечивать население теплом и электричеством без воды (ГЭС тоже зависят от уровней воды в своих водохранилищах и реках), а испаряемая в атмосферу вода обеспечивает уровень влажности воздуха, который критичен не только для здоровья людей, но и для нормального функционирования огромного большинства технических устройств и процессов. То есть, любая широкомасштабная и длительная проблема с водой на территории страны неизбежно  вызывает серьёзную угрозу  для национальной безопасности. Наиболее простой и наглядный пример – страшные засухи 1972 и 2010 годов, повлекшие очень значительные снижения урожая, материальные, экологические и людские потери.

  1. Вода как средство боевого воздействия на противника

  Роль пресной воды для обеспечения  жизнедеятельности  населения и функционирования  техногенной периферии общества и государства общеизвестна и не нуждается в пояснениях.  Существует множество нормативных актов, механизмов и средств их исполнения, обеспечивающих безопасность водопользования в самом широком смысле. Весь этот существующий аппарат формировался исходя из посыла о неизменности структурных свойств воды (в данном случае речь идёт, главным образом, о электро-химических свойствах – водородном показателе (рН) и окислительно-восстановительном потенциале (ОВП) или редоксе), точнее, что их нельзя изменить искусственно вне стен  лабораторий или промпредприятий (что технически давно возможно), в масштабах, способных повлиять на безопасность водопользования (и не только его) регионов или даже всего государства. Таким образом, в этом аппарате изначально было заложено «окно уязвимости», которое потенциально не могло не представлять интереса для использования в целях нанесения ущерба  противнику.  Появление же технических средств и методик их использования, способных целенаправленно изменять структурные и, как следствие, физические свойства жидких, парообразных и твёрдых (лёд) сред на основе воды на обширных территориях неизбежно создавало условия для их использования в качестве средств боевого воздействия на потенциального противника (особенно в период кризисов во взаимоотношениях).  Воздействия, сопоставимого по своему эффекту с применением ОМП, но совершенно скрытного (в силу вышеназванных причин).

В этом оно принципиально отличается от  «боевой воды» прошлого (воду как средство нанесения ущерба противнику начали использовать с глубокой древности), которую отравляли, заражали, лишали оппонента доступа к источникам (например, перекрытие Украиной канала в Крым) или затапливали водой территории (например, посредством взрывов плотин водохранилищ – Красная Армия во время ВОВ – или искусственные проливные дожди – армия США во Вьетнаме). Подобные боевые воздействия можно легко и быстро обнаружить, а комплексы мероприятий по их купированию давно известны. Боевые воздействия на структуру воды в существующей ныне реальности можно обнаружить только после того, как разрушительный эффект уже приобрёл широкий масштаб, а последствия становятся либо крайне тяжело устранимыми, либо вообще необратимыми. Эффект от такого воздействия многократно усиливается и становится почти фатальным, если он синхронизирован по времени и фазам со специальными операциями в экономической и социальной сферах жизни противника, а также с мерами традиционного военного воздействия – на заключительном этапе противоборства (исторические аналоги имели  место быть).

  1. Аномалии 2014 года, связанные с водой и жидкими средами, и их последствия

Январь – май

В 2013 году нами проводились в лабораторных условиях исследования по определению биологического возраста москвичей по запатентованной еще в советское время «клеточной» методике. Суть ее в том, что берется мазок с внутренней поверхности щеки, в который попадают клетки, выстилающие слизистую оболочку рта (буккальный эпителий). Их основным «строительным материалом» является вода. Клеточную пробу помещают во внешней водной среде ставят в электрофорезную камеру, где под действием знакопеременного электростатического поля те ядра, которые несут на себе электрический заряд, начинают колебаться внутри заполненной внутриклеточной жидкостью оболочки клетки.

Под микроскопом определяют процент подвижных электроотрицательных ядер от общего количества клеточных ядер в каждой пробе, а затем, зная этот процент, по эталонному графику определяют биологический возраст хозяина клеток. Методика известна и используется уже около 40 лет, рабочие электрические параметры процесса хорошо известны и многократно описаны в литературе.

Наши результаты до самого конца 2013 года полностью совпадали с известными. В «новогодние каникулы» замеры не проводились и были возобновлены 21 января 2014 года. Сразу было отмечено, что электрические параметры процесса фореза очень сильно изменились. Наблюдалось  резкое снижение рабочего напряжения  камеры (потребного для достижения стандартного тока) на электродах микрофорезной по сравнению с обычными средними значениями до 5-ти и более раз (подобное нетипичное поведение процесса микроэлектрофореза периодически повторялось на протяжении всего времени наблюдений в 2014-м году).

Вскоре выяснилось, что наши колебания практически точно соответствуют неожиданным изменениям величин микротоков в специальных водяных датчиках (в разы по сравнению с обычными фоновыми значениями), а также периодическим снижением (на десятки процентов) водородного показателя (рН) дистиллята при проведении специального мониторинга воды в другой московской лаборатории (институт системы РАН). Ещё в одной московской  лаборатории в первой половине марта 2014 года при непрерывном мониторинге была зафиксирована аномальная периодическая пульсация светимости гипомагнитной воды в специальной измерительной камере в ультрафиолетовом диапазоне.

Также в это время аномальное поведение воды и водных сред стало наблюдаться не только в лабораториях, но и в природе.

Чисто визуально любой наблюдатель  мог заметить, что примерно с 20 февраля сплошного снежного покрова в Москве уже не было, а к концу февраля  снег из Москвы исчез практически полностью. 1 марта от него остался только  лёд, точнее, мелкие агрегации перемешанного с химреагентами (солью) смёрзшегося снега и лужи с солёной водой под толстой коркой льда вдоль абсолютно сухих тротуаров и мостовых.

Температуре воздуха в городе в этот пасмурный почти безветренный день  устойчиво держалась минус 1 градус. Однако из многолетнего опыта хорошо известно, что слякоть на московских мостовых и тротуарах начинает исчезать только при температурах воздуха ниже минус 5 градусов. А засоленная вода в лужах при температуре минус 1 градус толстой коркой льда никогда не покрывается.

   Периодически отмечались и противоположные явления. Например, когда в начале второй половины марта (при температуре воздуха минус 7 и сильном ветре, который ускоряет замерзание воды из-за более интенсивного теплоотвода, чем в безветрие, соли и прочих реагентов там тоже не было) на сухой асфальт тротуаров выпал снег, то даже там, где никто не ходил, часть его сразу таяла, и на асфальте оставались лужи, упорно не желавшие замерзать.

Аномально вел себя и лёд в реке Москва. Например, акватория Южного речного порта последние лет 20 замерзает полностью только при температуре воздуха ниже -12 (в советское время вода в реке была значительно грязнее и замерзала где-то при -20).

Когда сильные морозы уходят, и теплеет, лед тает, и уже при -10-11 вода на реке полностью открытая. В этом году в январе значительно похолодало, и Москва-река, как ей и положено, замерзла полностью. Оттаивать она начала только около ноля градусов. К началу марта, когда уже продолжительное время стояли положительные температуру, при их кратковременном понижении уже при минус 1 на поверхности реки начинал образовываться значительный по площади береговой ледяной припой, а на реке даже при температуре воздуха плюс 1-2 градусов было много плавающих льдин, чего, как минимум, несколько десятилетий не наблюдалось.

Поведение воды и льда в Москве было, несомненно, аномальным, причём внешних явных причин для них не находилось.

Кроме того, с февраля по май отмечалась стабильная аномалия в величинах и их динамике при измерениях (мониторинге) редокса дистиллята (дистиллированной воды) в лабораторных условиях. Обычное его среднее значение в Москве было около 200 мв. Однако в мае-феврале оно стало значительно ниже – около 120-130 мВ, с периодическими колебаниями (всплесками-падениями) от 80 до 160 мВ. При этом периоды нахождения величин редокса в минимальных и максимальных зонах, как правило, коррелировались с периодами «хорошего» или «плохого» замерзания-оттаивания воды (снега, льда). Это обстоятельство позволило сделать предположение, что наблюдаемые изменения в поведении воды связаны с изменением её редокса (рН).

СправочноВодородный показатель (рН) определяется потенциометрическим методом, то есть прямым измерением разности потенциалов на погруженных в воду электродах, который потом пересчитывается в единицы рН. Поэтому рН и редокс в определённой мере тождественные величины.

Очень необычно и даже необъяснимо вёл себя и снежный покров в целом. Снега уже к концу февраля не было не только в черте столицы, но и на территории Подмосковья в радиусе примерно 70 км от центра города. Однако далее лежали сугробы, причём не только с севера (где снег появлялся при подъезде к Сергееву Посаду), запада и востока, но и с юга – по данным сайта Гисметео даже 10 марта снег лежал во Владимире при температуре воздуха в городе в этот день +9,9, Рязани ― +8,5, Нижнем Новгороде ― +7,9, в Туле ―  +13,1, Смоленске ― +13,0, Твери ― +15,1. Наличие московского бесснежного «пятна» 1 марта, лежащего севернее заснеженной Тулы ещё можно пытаться объяснить особыми условиями города. Однако бесснежие северных  Ярославля (300 км севернее Москвы и 500 км севернее  заснеженной Тулы), Ростова Великого и Питера объяснить было уже гораздо труднее.

  При этом «московское», «ярославское» и «питерские» пятна имели примерно одинаковую площади и появились, вероятно, в одно время. Из рассказов  очевидцев стало известно, что в феврале  между Москвой и Сочи они лично с борта самолёта наблюдали и другие подобные «пятна»,  замечали они также и необычное поведение московского льда в феврале-марте, правда, не придали своим наблюдениям особого значения.

С февраля стала проявляться и ещё одна аномалия – постоянное периодическое снижение относительной влажности воздуха во многих регионах (прежде всего в «пятнах») до крайне низких значений, которое продолжалась  до начала июня. По Москве были даже установлены рекорды минимумов относительной влажности за всю историю наблюдений. Очень часто в этот период  относительная влажность не только в Москве, но и в традиционно сырых и болотистых регионах, например, таких как Тверская и Вологодская области, была значительно ниже, чем в пустынях Египта.

И это при том, что сумма выпавших зимой и весной осадков в данных российских местностях была не на много выше нормы. Средние температуры воздуха тоже были далеко не рекордными. До сих пор, на сколько нам известно, никто из специалистов по данной проблематике так и не смог объяснить причин столь невероятной для России сухости воздуха. Особенно в свете того, что в сопредельных  странах (ни с близким к российскому, ни даже с гораздо более сухим и тёплым климатом) ничего подобного с влажностью воздуха в этот период обнаружить не удалось.

Уже в апреле в СМИ заговорили о сильнейшем обмелении Верхней Волги, её водохранилищ, а также рек и болот в системе их водосбора, о проблемах с наполнением Рыбинского водохранилища, которое служит главным регулятором уровня практически всего Волжского каскада. Объясняли это малоснежной зимой, малым количеством осадков весной и небывалым ранним теплом. Что откровенно противоречило ранее опубликованным официальным данным по жидким и твёрдым осадкам и прогнозам наполнений водохранилищ весной-летом, а также фактическим данным метеостанций по температурам. Невооружённым глазом было видно, что воды в водохранилищах, реках и болотах гораздо меньше, чем её должно было бы там быть по соотношению осадки-температура. Впрочем, ничего феноменального  тут не было – совершенно очевидно, что чрезмерно сухой (даже по меркам пустынь!) воздух буквально вытягивает влагу с поверхности земли и водоёмов. Однако в этом случае нужно было бы объяснить причины столь необычной для краёв озёр и топких (прежде!) болот сухости воздуха. Которую упорно никто не хотел замечать.

Выполненный нами в тот период анализ распределения величин относительной влажности и их динамики в некоторых регионах позволил выявить и тут уже знакомую нам по ситуации со снегом «пятнистость», что указывало на наличие общей причины у всех вышеупомянутых водных аномалий.

В литературных источниках есть указания на возможность изменять величину редокса (рН) воды  воздействием на неё электромагнитного излучения определённых частот и удельной мощности. Проведённые нами в лабораторных условиях серии опытов по обработке воды электромагнитным излучением подтвердили известные ранее факты. А результаты выполненных  расчётов допускали, что электромагнитное излучение может быть причиной наблюдаемого снижения относительной влажности воздуха.

Обобщение метеоданных и наблюдений с мест по реальной ситуации позволило уже в апреле сделать вывод, что ситуация развивается по сценарию 2010 года и даже в ещё более тяжёлой форме, так как очень сухой воздух многократно повысит опасность от пожаров для лесов и населённых пунктов: вплоть до образования огненных штормов – особенно в Подмосковье, где на тот момент были многие десятки гектаров сухостоя.

Анализ всех доступных опытных данных и теоретических построений позволил создать наиболее вероятную модель механизма происходящего, из которой следовало, что всё вышеописанное есть следствие воздействия исходящего из ионосферы, космического по своей природе, но специфически модулируемого электромагнитного излучения, скорее всего, искусственным путём.

Причём получить подобный эффект можно, в принципе, и при помощи уже известных средств и технологий. Что допускало возможность истолкования происходящего как геофизическое нападение на Россию. Тем более, что развитие ситуации до потенциально смертельно опасного для столицы очень хорошо синхронизировалось с динамикой развития известных событий на Украине и в Крыму.

Кроме того, просчёт развития ситуации по этой модели приводил к выводу о неизбежном её развитии в негативном направлении. Например, должны были возникнуть проблемы с водоснабжением населённых пунктов и промпредприятий из-за проблем с водозабором, вызванным снижением уровней водохранилищ и рек, а также снижением уровней грунтовых вод и, как следствие, пересыхание колодцев и выход (выбросы) из земли вредных газов, содержащихся в нижних горизонтах грунтовых вод (в тех местах, где будет значительное снижении верхней границы грунтовых вод). Также вызывали серьёзные опасения возможные последствия длительного воздействия такого специфического электромагнитного излучения как для биосферы, так и для техносферы. Проявления этого негатива, согласно разработанной модели, должно носить характер выраженной «пятнистости». Как в силу чрезмерной ресурсной затратности (при искусственной модуляции космического излучения) сплошного накрытия территории страны, так и исходя из специфики вероятно применяемых для этого технических средств и технологий.

Информацию о ситуации и прогнозах на её развитие, а также о необходимости принятия мер противодействия мы пытались всеми доступными нам средствами довести до потенциально заинтересованных сторон.  Например, в марте была публикация по данной проблеме в популярном журнале. Были ли приняты какие-либо меры сторонними структурами, нам не известно.

Во второй половине мая, как нами и прогнозировалось, сложилась действительно критическая ситуация. Во многих регионах, особенно Центральных, установилась очень жаркая и сухая погода, начали гореть леса и торфяники. Например, в Москве к началу июня официальные лица оповестили о приближении блокирующего антициклона, подобного памятному по 2010-му году, относительная влажность опускалась до совершенно невероятного для Москвы уровня в 14%, пришёл суховей, который не посещал столицу 60 лет, и случились, по сообщениям СМИ, первые случаи гибели людей от жары.

Июль-декабрь

Со второй половины первой декады июня ситуация стала нормализоваться:  антициклон не состоялся, жара спала, относительная влажность воздуха вернулась к своим обычным значениям (и продолжает оставаться в норме всё это время), прошли осадки и обмеление Рыбинского водохранилища замедлилось в июне замедлилось. В июле жара вернулась, однако она ни  у же не достигла критических значений.

Тут следует отметить, что летнее изменение тренда в уровнях относительной влажности воздуха коррелировалось с новым трендом значений редокса дистиллята.  Начатый нами вновь в самом начале июля синхронный мониторинг редокса дистиллята неожиданно показал стабильно высокие его значения – до 340-360 мВ и даже более – что было раза в 2 выше, чем зимой и весной и раза в полтора выше, чем обычные значения редокса за прошлые годы.  А также значительные периодические всплески-падения величин редокса, аналогичных уже наблюдавшимся ранее. Практически синхронные перемены трендов влажности воздуха и редокса дистиллята указывает на возможную взаимосвязь этих явлений и наличие общей причины этих явлений. Значительно более высокие средние значения редокса наблюдались вплоть до последней декады ноября. Начиная с начала третьей декады ноября и по настоящее время редокс стал падать и опустился на конец первой декады декабря  до 120-130 мВ (уровень, близкий к среднему уровню весны 2014 года). Причём в разных лабораториях одновременно.

Справочно:

Ноябрьское падение редокса по времени практически совпало с «зависанием» над Европейской Россией антициклона, принесшего аномальные для этого сезона холода при практическом бесснежии, что весьма неблагоприятно как для уровней водоёмов, так и для озимых. Кроме того, в конце ноября над Москвой и другими городами повис странный смог. Данные совпадения наводят на мысль о начале новой (очередной) фазы геофизического нападения.

Осадков летом было в большинстве регионов несколько ниже нормы, но не критично мало. Например, в Череповце (на Рыбинском водохранилище) с января по октябрь осадков выпало всего лишь на 20% ниже нормы.

Однако, тем не менее, на огромных территориях как Европейской части России, так и Сибири разразилось невиданное (аномальное) за всю историю наблюдений  маловодие, а во многих местах и сильная засуха.

По словам Волжского межрегионального природоохранного прокурора Владимира Селифанова, в этом году зафиксирован самый низкий уровень воды за всю историю метеонаблюдений, и обмеление рек остается главной экологической проблемой этого года. Он высказал надежду на то, что уровень воды начнет восстанавливаться весной.

Впервые в этом году на Волге прервалась полноценная навигация – она «разорвалась» на два самостоятельных участка.

С мая по середину сентября существовала опасность остановки водопроводных станций Нижнего Новгорода из-за критического обмеления Волги. Зимой эта опасность, скорее всего, вернётся, так как 20 ноября закончилась навигация, и Рыбинское водохранилище, сброс вод которого поддерживало необходимые навигационные уровни в Волге в районе Нижнего Новгорода, сократило водосброс до санитарного минимума, что неизбежно понизит уровень Волги  – по сравнению с летне-осенним периодом, когда существовала опасность остановки водопроводных станций. А ожидать естественного восстановления уровней воды, как указывалось выше, можно только лишь весной…

Сильное маловодие и на Северо-Западе России – обмелела Ладога и многие другие реки и озёра. Новгородские власти обеспокоены обмелением реки Волхов в плане обеспечения водоснабжения города.

Из Вологодской области (зона водозабора Рыбинского водохранилища) из-за маловодия рек из обжитых мест сбежали практически все выхухоли, что является крайне неблагоприятным прогностическим признаком для водоснабжения как всей области, так и самого Рыбинского водохранилища, имеющего важнейшее стратегическое значения в сфере водопользования.

Обмелели Байкал, Ангара, Лена, Енисей, Иртыш… В Красноярске по дну Енисея из-за обмеления водохранилища гуляют люди. Более чем на треть снизилось производство электроэнергии в целом по системе станций “РусГидро”  – из-за обмеления водохранилищ с негативным прогнозам по перспективам их наполнения в ближайшие месяцы.

По итогам 3 квартала 2014 года суммарная выработка электроэнергии станциями Группы “РусГидро” составила 25 660 млн кВтч, что на 9,7% меньше, чем за аналогичный период 2013 года, за 9 месяцев 2014 года выработка составила 86 598 млн кВтч (-7,3%). При этом приток воды в большинство водохранилищ Сибири в 1 полугодии 2014 года был близким к норме или несколько выше ее, в 3 квартале – ниже среднемноголетних значений.

В Центральном регионе приток воды у компании с начала года на 35-55% ниже нормы, а на юге — на 20%. По прогнозу «РусГидро», до конца года в Центральном регионе приток в ее водохранилища будет в пределах 40-50% от нормы, приток воды в водохранилища на реках Сибири сохранится пониженным и составит 40-80% от нормы. Снижение выработки сибирскими ГЭС вынуждает замещать её более дорогой электроэнергией ТЭС, что уже привело к удорожанию электроэнергии в Сибири более, чем на треть. Впервые сибирская электроэнергия сравнялась (и стала даже несколько выше) по цене с выработанной в Европейской части России. С перспективой ещё большего удорожания – исходя из прогноза по наполнению сибирских водохранилищ.

Накануне зимы водохозяйственная обстановка на огромных территориях страны подошла к критической, хотя количество выпавших за лето и осень осадков в целом не сильно отличалось от среднемноголетней нормы, то есть опять имеет место быть  непропорциональная (аномальная) разница между выпавшими осадками и наполнением водоёмом – как и весной, только теперь при нормальной влажности воздуха, что указывает на наличие иного, чем зимой и весной механизма усиленного изъятия воды с территорий.

  Начались, причём уже во многих местах, реальные проблемы с водозабором. Остановка или хотя бы значительное снижение производительности водозаборов не только оставит в зимнее время население и промышленность без воды, но и без тепла, создаст проблемы с электроснабжением. И это для ряда населённых пунктов актуально уже сегодня – в Севастополе в следствии высыхания водохранилища уже ограничивают подачу воды населению, и вряд ли её хватит для теплоснабжения города зимой. Перевести город на альтернативные источники водоснабжение удастся не ранее, чем через год при затратах порядка 400 млн руб. На очереди Симферополь и Керчь, Волгодонск, ряд городов на Ангаре, Архангельск, где в самом конце октября из-за снижения уровня Северной Двины произошла угроза остановки ТЭЦ – её пришлось отключить от единственного городского водозабора и перевести на аварийную схему водоснабжения, и только оттепель помогла через несколько дней восстановить штатное водоснабжение (лёд в реке растаял и её уровень сам собой повысился). Причина отключения ТЭЦ – аномально высокое (в 100 раз!) повышение солёности воды (такого никогда не было за всю историю наблюдений!).

Существуют и нарастают подобные угрозы и для многих других населённых пунктов. Например, в связи с засухой этой весной и летом и малым количеством выпавших осадков осенью упал на 40 метров уровень Чиркейского водохранилища, а, значит, нет запаса воды, способной обеспечить работу мощных дагестанских электростанций. Аномальное маловодье и в Московском регионе. Полтора десятка водохранилищ, построенных на реках Подмосковья – это питьевые резервуары региона. И качество воды зависит не только от ее очистки, но и степени наполнения, однако с ним проблемы, например, одно из крупнейших водохранилищ – Иваньковское – наполнялось в течение года только на 20-40% от нормы. В итоге ввели режим экономии – зав. кафедрой гидрологии суши Георгафического факультета МГУ Николай Алексеевский: “При отсутствии серьезных поступлений влаги в бассейн приходится экономить воду, которая накапливалась в водохранилище, чтобы сохранять объем и удовлетворять потребности населения. Конечно, если мы в нижние отсеки сбрасываем меньше воды, чем надо, надо быть готовым к тому, что качество воды будет несколько ухудшаться”. Страдает от уменьшения сброса не только качество воды. В конце ноября на крупнейшей электростанции Московской области — Каширской ГРЭС, на долю которой приходится около 10% мощностей всей энергосистемы столичного региона, чудом избежали ЧП: на ГРЭС было зафиксировано резкое падение уровня воды. До критической отметки, после которой на ГРЭС могли начаться серьезные перебои с водоснабжением, оставалось каких-то 5 см. Однако в самый последний момент уровень воды в реке Ока вновь повысился. Из-за обмеления Москвы-реки ниже критического уровня (отметка уровня воды ниже минимальной больше чем на метр – впервые за 30 лет) в Коломне были закрыты два наплавных моста (они практически лежат на грунте и если запускать транспорт, это может привести к их поломке).

С наступлением  зимы данная ситуация почти наверняка ухудшится  – с минимальными шансами на благополучный исход. Безводье может стать, по меньшей мере, бедствием региональных масштабов, ибо зимой, как правило, уровни водоёмов ещё более снижаются, ибо за весь зимний период в водохранилища всегда попадает совсем мало воды – 3-7% от их годового притока. Переход же на альтернативные источники и долог, и дорог. Например, по сообщениям СМИ, для строительства подземного водозабора в Кирове нужно около 2-х лет и более 5 млрд рублей финансирования.

Перспективы не радужные  – энергетик, член совета директоров ОАО “ФСК ЕЭС” Николай Шульгинов считает, что “по ноябрю перспектив также нет, приточности нет и в феврале может быть похожая ситуация”.  Есть реальная угроза “сорвать водозаборы”, сообщил Шульгинов. То есть зимой без воды могут остаться населенные пункты с центральным водоснабжением.

Особенно настораживает в перспективах водоснабжения то, обстоятельство, что с приближением зимы, выпадением первого снега и наступлением первых заморозков (периодов осенней морозной погоды и оттепелей) опять стали наблюдаться уже знакомые по зиме и весне аномалии в замерзании и оттаивании льда и снега. Причём в гораздо более выраженной форме – до аномалий, которые вообще не представляется возможным убедительно объяснить на уровне общепринятых представлениях об этих процессах.

Как и весной, в октябре-ноябре неоднократно в Москве и Московской области массово фиксировались на асфальте и обочинах небольшие и даже крошечные лужи, которые упорно и долго не хотели замерзать при 3-7 градусах мороза. При этом рядом лежал и не таял свежевыпавший снег. И, наоборот, в СМИ были сообщения из разных мест, что на некоторых реках и озёрах при прочих равных условиях образовывался в разы более толстый лёд (аномально быстрое замерзание), чем на соседних. Наблюдались и обратные ситуации (аномально медленное замерзание). Например, на начало декабря в Прибайкалье – в Иркутскую область пришли морозы, южных территориях температура воздуха опускается ниже 30 градусов, в северных – может держаться в районе минус 40. Однако что же касается ледовых дорог (переправ), то в настоящее время даже несмотря на столь низкие температуры, на водоемах лед остается тонким (не более или даже мене 10 см). Движение автотранспорта на всех без исключения водных объектах пока запрещено. Для сравнения: на эту же дату при значительно более высоких температурах воздуха в Кемеровской области уже открыли ледовую переправу через реку Томь (на две недели раньше, чем в прошлом году), а на Волге в Ярославле лёд намёрз толщиной 20 см.

Также отмечались случаи аномально медленного таяния льда, который образовывался при заморозках на реках и прудах, при наступлении оттепели (длительного периода круглосуточных положительных температур). Рекорд тут, скорее всего, принадлежит Москве (Измайловский парк) и Московской области (Истринский район), и этому есть документальные свидетельства. Образовавшиеся при заморозках 15-20 октября небольшие кучки рыхлого снега даже через три недели при круглосуточном плюсе (днём было до плюс 11) в условиях города  так полностью и не растаяли. А промёрзшая насквозь в 100 литровой бочке водопроводная вода из скважины  (с образованием совершенно неестественной формы наледью наверху) за это же время (на 14 ноября) утратила лишь очень небольшую часть льда. Ко 2 ноября – почти через две недели пребывания при круглосуточной положительной температуре – не было даже следов подтаивания льда в бочке.

Вероятно, эти аномалии как-то связаны и изменением структуры льда, однако ничего определённого о механизме этих изменений сказать нельзя. Можно лишь предположить, что они – в силу совпадения по времени – связаны с аномалиями в изменении редокса (рН) воды на данных территориях. В связи с таким аномальным таянием возникают вопросы: что будет, если  выпавший за грядущую зиму снег и образовавшийся на водоёмах лёд весной 2015-го будут таять сходным образом? Когда в таком случае начнётся сев яровых и каким будет урожай-2015? Ответа пока на них дать невозможно.

Одновременно с маловодьем и засухой и летом, и осенью очень во многих местах, например, в Ульяновской области и в ближнем Подмосковье, наблюдалась удивительная картина. На топких всегда прежде болотах, а ныне совсем сухих болотах буйная сочная растительность. По берегам, не высыхавших даже в жесточайшие засухи 1972 и 2010 годов ручьев, пышная растительность, но ни капли воды в их руслах.  “Ушла” вода и из колодцев ряда населенных пунктов Московской области, например, в Раменском районе. При этом урожай-2014  в Московской области в этом году значительно больше (практически по всем культурам) не жаркого, не  засушливого, и не холодного 2013-го. Например, зерновых собрали более, чем в полтора раза больше прошлогоднего. В Ульяновской области этим летом засуха не только на болотах, но и в полях и на огородах. Где тоже уродился приличных урожай.

В Череповце из-за сильнейшего маловодия пожарные вынуждены были даже переустанавливать свои гидранты. Однако в Череповецком районе собрали в этом году (при сильнейшей засухе!) зерновых на 28% больше, чем в прошлом вполне благополучном году, а картофеля даже почти в 2 раза больше. Совершенно схожая ситуация в соседней Ярославской области – сильная засуха и… урожай выше прошлогоднего. А вот невероятные, но, тем не менее, совершенно реальные достижения – в Челябинской области в этом году сразу и засуха, и холодное лето, и ранний снег, да ещё нашествие саранчи в придачу ко всем этим напастям. В результате… рост урожая зерновых по сравнению с прошлогодним. Причём не только зерновых, но и овощей, картофеля и кормовых культур тоже! Совершенно аналогичная ситуация и в Башкирии – Глава Башкирии Рустэм Хамитов: – «В этом году, например, май-июнь выдались очень засушливыми, мы потеряли часть озимых посевов, Потом Зауралье атаковала саранча, пришедшая к нам из сопредельных регионов. А в конце лета на смену засухе пришли дожди, шквалистый ветер, три района на севере республики пострадали от урагана.» Но несмотря на такие метеоусловия собрали хороший урожай – 2,7 млн тонн зерна, что на 21% больше, чем в прошлом году. Впрочем, урожай не везде лучше прошлогоднего – есть, где и хуже: тут тоже «пятнистость». Однако в целом по стране не смотря на суровую, масштабов самых тяжёлых за последние десятилетия, засуху и прочие стихийные неблагополучия собран урожай, превосходящий практически по всем статьям прошлогодний (94 млн т зерновых).  А по зерновым он стал рекордным за всю новую историю РФ. Чего никто даже и не ожидал. Первоначально Минсельхоз планировал собрать до 92 млн т зерновых, то есть даже меньше, чем в 2013-м– однако собрали же около 110 млн т  или на 17% больше, чем в прошлом, благоприятном по условиям, году (причём урожайность тоже выше прошлогодней!).  Вступив противоречие с объективным законом земледелия, согласно которому масштабная засуха в российских условиях всегда вела к значительному снижению сбора зерновых. В этом легко убедиться, отметив на графике сбора зерновых на территории современной РФ с 1900 по 2014 год наиболее засушливые годы, например, за последние десятилетия это 1972, 1975, 1984, 2002, 2010, 2012 годы. В естественных условиях засуха всегда вела к снижению сбора зерновых. В 2014 году она привела к прямо противоположному (аномальному) результату. Причём только в России. Засухи же в этом году в других странах, например, в КНДР, Киргизии и Испании, как это и должно быть при естественно течении природных процессов, привели к снижению урожая. Например, в Киргизии собрали зерна примерно на четверть меньше, чем в прошлом году.

Данные обстоятельства указывают (или даже доказывают) наличие неизвестного  целенаправленного локального – избирательного («пятнистого») воздействия искусственной природы, вызвавшего аномальное поведение растений – как сельскохозяйственных, так и диких – в летне-осенний период на огромных пространствах России.

Наблюдаемое существенное аномальное повышение продуктивности  биомассы при внешне неблагоприятных условиях  даёт ключ к пониманию причин летне-осеннего дефицита наполняемости водоёмов и снижения грунтовых вод. Увеличение продуктивности неизбежно сопряжено с повышенным потреблением растениями воды из почвы, которую они потом в огромных количествах испаряют в атмосферу (в основном, через листья и стебли). Большая часть всей испаряющейся с земной поверхности воды летом-осенью приходится именно на растения. Именно они и стали основными виновниками рекордного обмеления российских водоёмов и снижения уровней грунтовых вод в этом году.

Снижение уровня грунтовых вод могло стать и причиной случаев появления смога и неприятных запахов (по данным МЧС, с жалобами на запах сероводорода 10 ноября 2014 года обратилось более 2 млн москвичей) и повышения концентрации газообразных опасных веществ, которые неоднократно отмечались в октябре-ноябре в Москве и в других мест России – кроме Москвы густым смогом и «дурными запахами», в том числе и запахом сероводорода, в этот период затягивало, например, Абакан, Пермь, Липецк, Братск, Санкт-Петербург.

Об их влиянии на население Москвы красноречиво говорит Сергей Бабак, врач-пульмонолог, д.м.н., профессор кафедры пульмонологии ФПДО МГМСУ им. А.И.Евдокимова: – «Я не считаю, что паника москвичей неоправданная: то, что сейчас творится в городе, вредно. Дышать нечем. Несмотря на то, что я сам не страдаю никакими легочными заболеваниями, даже я испытываю сейчас дискомфорт: першение в горле, неприятный запах, тяжесть в груди. Весь этот дым мы ингалируем в себя. Как спасаться — трудно сказать. Можно, конечно, респиратор надеть, но будешь как дурачок в маске по городу ходить. Тяжелее всего, конечно, астматикам. У нас сейчас полная клиника больных с ХОБЛ — хронической обструктивной болезнью легких. Когда люди, подверженные заболеваниям дыхательных путей, вдыхают загрязняющие вещества, им сразу становится хуже. Это же касается и астматиков, и аллергиков».

Причём практически нигде не был установлен источник выброса сероводорода (да и смога тоже). В Москве после долгих разбирательств ответственным ведомствам так и не удалось выявить виновных в выбросе сероводорода, который произошел в ноябре в Москве (об этом в начале декабря заявил зампред комитета Госдумы по природным ресурсам и экологии Максим Шингаркин). А практически постоянный смог над Москвой в конце ноября в СМИ объясняли зависшим антициклоном, после ухода которого, и прихода ему на смену циклона, как уверяли, смог должен исчезнуть. Циклон действительно пришёл. Однако днём 6 декабря Москва опять погрузилась в плотный смог, и появилась информация, что вечером некоторые жители Москвы сообщали, что в Новокосине и в Капотне снова пахнет сероводородом. Схожая ситуация и в Братске, где представители власти обвиняют промышленную Группу «Илим», а та категорически отрицает свою причастность. Сергей Пондарь,  директор по технологиям и техническому обслуживанию Группы «Илим» на депутатской комиссии по экологии на вопрос одного из депутатов думы Братска, какое вещество вызывает неприятный запах в Братске по утрам, откуда оно берётся, и как часто запах будет появляться, ответил: – «Я не знаю, что вам ответить, потому что я не знаю, откуда этот запах.» Следует также отметить одну важную особенность этих таинственных смогов и запахов  – во всяком случае, московского и питерского – отмечалась их выраженная «пятнистость»: в одних местах (районах) пахло, а в других нет.  Эти невозможность однозначность установить источник выбросов и их «пятнистость» наводят на мысль, что ищут совсем не там – искать нужно, скорее всего, не на поверхности земли, а под ней, а виновник – грунтовые воды, точнее, значительное снижение их верхнего горизонта. Примечательно, что в Ленинградской области в этом году аномальное обмеление водоёмов. Особенно в этой связи нужно отметить обмелевшее огромное Ладожское озеро, в наполнении которого огромную роль имеют подземные воды (в конце сентября стало известно, что уровень воды в озере упал почти на метр), а, по словам профессора Аркадия Воронова, заведующего кафедрой гидрогеологии СПбГУ, многие родники этим летом в природном парке «Вепсский лес» на востоке области пересохли, а оставшиеся сильно ослабели. Что явно указывает на значительное снижение уровня грунтовых вод в данной местности. При этом, по мнению профессора, точную причину падения уровня воды наука еще не может объяснить. С точки зрения гидрогеологии, разумеется. Однако вышесказанное о Ладоге и родниках позволяет допустить, что уровень грунтовых вод в Санкт-Петербурге тоже значительно упал (более точных данных у нас нет).

Подземные воды в растворённом состоянии содержат около 60 элементов, в том числе и органических. При этом, например, сероводород находится в глубинных горизонтах. Если уровень глубинных горизонтов остаётся постоянным, а верхний уровень грунтовых вод существенно падает, то давление в нижних горизонтах снижается, и газам из них легче подниматься на поверхность. Именно такая ситуация с грунтовыми водами, по нашим данным, сложилась в настоящее время, как минимум, в некоторых районах Москвы. Если она сохранится, то неизбежны дальнейшие рецидивы «смога». При этом динамика снижения выпавших в Москве в эту осень осадков очень хорошо коррелирует с динамикой московских смога и запахов.

Климатическая статистика московской осени 2014

Средняя температура (°С) Количество осадков (мм, %)
фактическая аномалия норма выпало, мм аномалия норма, мм
Сентябрь +12,3 +1,3 +11,0 40 62 % 65
Октябрь +3,7 −1,4 +5,1 33 56 % 59
Ноябрь −1,3 −0,1 −1,2 21 36 % 58
Осень +4,9 −0,1 +5,0 94 52 % 182

Из таблицы по Москве видим не только, что мало осадков, но и их непрерывное снижение месяц к месяцу. Что аномально: в норме все три осенних месяца должны быть почти одинаковыми по осадкам. Непрерывное снижение осадков должно было повлечь и непрерывное снижение уровня грунтовых вод с минимумом в конце ноября, что должно было повлечь максимум выхода подземных газов к концу ноября. Именно в конце ноября наблюдался практически ежедневный смог… Вероятно, подобное имело место быть и в некоторых остальных местах, по крайней мере,  в Санкт-Петербурге.

При повышенной фильтрации газов подземных вод, большинство из которых ядовиты и горючи (взрывоопасны) под угрозой оказываются подвалы зданий и сооружений, где газы скапливаются, достигая порой опасных концентраций, что чревато как отравлениями находящихся в зданиях людей, так и взрывами и пожарами. Чем ниже опустятся воды, тем больше поднимется газов на поверхность, тем выше опасность и масштабнее может оказаться ущерб. Подземные газы выделяются всегда, поэтому строительные нормы и правила предусматривают специальные мероприятия для защиты зданий и сооружений, а также находящихся в них людей, от их опасного влияния. В обычных условиях этих мер достаточно. Однако при повышенных уровнях выбросов может оказаться иначе и возникнет угроза ЧП.

Усугубляет опасность сложность получения объективной картины по динамике уровней грунтовых вод по территории страны, а, следовательно, снижает возможности предпринимать эффективные меры по противодействию «газовой угрозе» из-за крайне неудовлетворительного современного состояния их мониторинга. Например, ведущий гидрогеолог ОАО «Южгеология» Борис Сенин говорит: «Существует государственная программа мониторинга подземных вод. Составляющей частью этой программы является функционирование наблюдательной сети (скважин). На протяжении советского периода велись регулярные наблюдения по всей территории Ростовской области: когда-то наблюдательных скважин было порядка 500. Сегодня осталось всего 52, а будет ещё меньше. Причиной тому — отсутствие финансирования и незаинтересованность всех уровней власти в таких исследованиях.» Также, по словам эксперта МГИМО, , к.техн.н., доцента  Михаила Мастушкина, в  России сегодня не существует единой государственной системы мониторинга воздействия на окружающую среду, а потому и оперативное реагирование на опасное состояние атмосферы тоже либо крайне затруднено, либо вообще невозможно (судя по московскому сероводороду, именно второе).

А потому можно только догадываться о причинах ещё одного аномального явления в Воронежской области (информация от 3 декабря): «Что-то невероятное происходит в воронежских лесах – там, несмотря на выпавший снег, горит подстилка. Такое природное явление лесники наблюдают сразу в нескольких районах – высохший слой сосновых иголок продолжает гореть уже под снегом. Виной всему, утверждают работники лесного хозяйства, засуха. Почва настолько сухая, что огонь распространяется, словно его проводит бикфордов шнур, достаточно не потухшей после костра деревяшки, чтобы подстилка начала гореть как торф. Пожар, похожий на подземный, сейчас под Нововоронежем и в окрестностях села Хреновое Бобровского района. На этом участке костер был пять дней назад. Его затушили, но, видимо, остался уголек – и шестые сутки огонь прокладывает тоннели под снегом. При съемочной группе работник лесхоза попытался потушить очаг – через несколько минут дымок появился из-под снега уже в другом месте».

Как уже говорилось, в Воронежской области отмечено значительное снижение уровней грунтовых вод, которое могло привести к повышенному газовыделению – в том числе и горючих газов – из нижних горизонтов грунтовых вод, которые и поддерживают вышеописанное аномальное горение. Это предположение тем более кажется возможным, что и бушующие в Бурятии до сих пор (начало декабря) пожары торфяников специалисты тоже связывают со снижением уровней грунтовых вод из-за засухи. А надежды на их прекращение связывают с промерзанием болот. Что также хорошо согласуется с «газовой версией» – при промерзании образуется прочная мёрзлая корка, которая плохо проницаема для газов – их станет меньше, и пожары затихнут сами собой.

Однако взаимосвязанные между собой поведение растений (рост их продуктивности), маловодье и снижение уровней грунтовых вод имеют, судя по всему, одну общую причину. Согласно нашей модели аномалии связаны с колебаниями над определёнными участками земной поверхности уровня электромагнитного, точнее,  широкого спектра излучений, так как в поступающем на землю из космоса в обычных условиях излучении присутствуют самые разные виды излучений. При среднем суммарном росте этого излучения в этом году по сравнению с предыдущими годами, когда вышеуказанные аномалии не наблюдались. Известно, что регулярное облучение растений малыми дозами излучений приводит при прочих равных условиях к росту их биомассы до 6 раз. Поэтому аномальный урожай-2014 в России может указывать на реальное присутствие излучения из нашей модели.

Если же мы сравним урожай-2014 по всей России и в некоторых наиболее засушливых местах, то обнаружим ещё одну закономерность.

В 2014 году в России зерна намолочено на 16,1% больше, чем в 2013-м, подсолнечника получено меньше на 1,5%, сахарной свеклы — на 2% меньше, овощей — на 0,5% больше. По всей России прирост урожая однозначно есть, но он не столь велик, как в Московской области или Череповецком районе. Что закономерно – например, в некоторых регионах Сибири был и минус, что снижало среднюю величину по стране. То есть наблюдается ярко выраженная пятнистость в продуктивности, что тоже нормально – так всегда бывает. Однако всегда бывает  наоборот – где условия хуже, там и урожай меньше (как сейчас в Киргизии. Испании, КНДР). Бросается в глаза, что в России не самый лучший урожай в регионах второстепенных, а в стратегически важных, в основном, приличный – не смотря ни на какие неблагоприятные погодные условия. Если уровень урожая и происходящего от него безводья есть производная от уровня облучения, то оно (облучение) должно быть выше именно в стратегически важных регионах, а не случайно, разбросанных по каким-то природным закономерностям, например, ландшафтно-климатическим.

В конце ноября у нас появилась возможность сравнить показания датчика уровня освещённости, установленного вне помещения в Москве, за несколько лет (с помощь этого датчика и записывающего устройства проводится круглосуточный непрерывный мониторинг уровня  освещённости). Свет является электромагнитным излучением, а потому изменение величин уровня естественного освещённости за аналогичные периоды (год к году, месяц к месяцу соответствующих лет) может косвенно свидетельствовать об изменениях общего уровня (фона) излучений в данной точке. Оказалось, что за несколько предшествующих 2014 году лет средние значения уровней освещённости как год к году и месяцу были весьма стабильны, изменялись очень незначительно. Однако средний уровень величин освещённости за январь-ноябрь 2014 года оказался в 1,5 раза выше, чем во все предыдущие годы (по которым имелась база сравнения). Явных или иных естественных причин для подобного роста выявить не удалось. Однако подобный результат очень хорошо коррелирует и с нашей моделью, и с ростом урожайности зерновых в Московской области (в 1,55 раза) при засухе.

Некоторые данные о структуре урожая-2014 также свидетельствуют о присутствии и негативном влиянии вышеуказанного электромагнитного излучения в период роста и созревания зерновых. В СМИ появилась информация о предстоящем значительном  росте цен на макаронные изделия по причине малого сбора пшеницы твёрдых сортов – зампред  Комитета Госдумы по аграрным вопросам Надежда Школкина:  «в этом году, действительно, не очень большой урожай твердых сортов пшеницы». В целом же продовольственной  пшеницы III и более высокого класса тоже не так много – прирост произошел на счет IV класса. Фуража в этом году также оказалось на 2 млн. тонн больше. Возникают вопросы и к качеству семян из этого урожая.

Не смотря на то, что сев озимых под урожай 2015 года проведен в более оптимальные сроки, чем в прошлом году, на площади около 16,5 млн га (в 2013-м — 14,7 млн га),  ситуация с озимыми культурами сложилась чрезвычайная, так как на сегодняшний день не взошло 3,5 миллиона гектаров  озимых культур (или 21% от засеянных площадей – прошлом году доля таких посевов не превысила 3,5%). Например, в Острогожском районе погибла четверть озимых. В этом году озимые культуры там посеяли почти на 27 тыс. га. По словам агронома районного информационно-консультационного центра Владимира Ковтунова, сев прошел в оптимальные агротехнические сроки – до 15 сентября. При этом в хорошем состоянии озимая пшеница находится всего на 50% площадей. На 24% – в удовлетворительном. На 2,5 тыс. га растения вообще не взошли. В посевном слое почвы запасы доступной влаги почти полностью отсутствуют или составляют от нуля до трех-пяти миллиметров. Уровень грунтовых вод опустился на глубину более шести метров. Для пересева погибших озимых в районе подготовили более 600 тонн семян яровых культур.

В Белгородской области на конец ноября взошло лишь 71,3% озимых. В Волгоградской области 55-60% посевов озимой пшеницы находятся в плохом состоянии, в единичных случаях аграрии не исключают вероятности 100% гибели посевов (по данным Минсельхоза России, посевные площади под озимыми культурами в Волгоградской области в т. г. составили 1,28 млн. га). В Воронежской области ситуация обстоит ещё хуже: там ситуация с посевами озимых культур критическая: получились редкие «рваные» всходы: проросло и взошло лишь до 40-45 % семян. При этом ещё в начале ноября 2014-го в Воронежской области отмечалось снижение уровня грунтовых вод почти на 6,3 метра (осенью 2009 года уровень грунтовых вод опустился больше чем на 6,4 метра – за этим последовала сокрушительная засуха 2010-го года, которая довела тогда сельское хозяйство региона до чрезвычайного положения…). Всю убыль озимых весной придётся возмещать посевами яровых семян.

Однако следует отметить, что урожайность озимых примерно в два раза выше яровых, а потому, даже если с этими семенами яровых будет всё в порядке, потерь в следующем году уже не избежать. Каково же реальное качество этих семян, и какими будут всходы яровых весной с учётом условий, в которых они росли, пока можно только догадываться.

Особо в данном случае следует отметить наблюдающуюся корреляцию между состоянием озимых и снижением уровня грунтовых вод, которая не внушает особых надежд на благополучный исход.

Беспокойство создавшимся положением в своём сообщении “О возможном сокращении объемов экспорта зерна”, (27 ноября) выразил и Россельхознадзор в котором говорилось о несоответствии экспортного зерна фитосанитарным требованиям, в связи с чем ведомство “вынуждено принять меры реагирования, направленные на обеспечение безопасности отгружаемых партий зерна и продуктов его переработки в части карантинного фитосанитарного статуса, а также показателей качества и безопасности”. В связи с чем, крайне туманны перспективы на урожай-2015, например,   ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств (АККОР) их оценивают так: «Виды на будущий урожай пока действительно неутешительные. Из-за засухи, которая стояла в августе, примерно половина всходов озимых внушает опасение. Они либо плохо взошли, либо проростки слабые. А ведь растениям ещё надо пережить зиму». А вот мнение (по Воронежской области по состоянию на конец первой декады ноября) профессора, доктора сельскохозяйственных наук Владимира Шевченко: – «Таких плохих всходов озимых я не видел уже почти 10 лет. Растения не смогли набрать должного количества сахаров, которые повысили бы их морозостойкость. Если будет держаться тёплая погода и пойдут дожди, то, при условии хорошей весны и лета, нам удастся собрать более–менее достойный урожай. Тем не менее, потери могут быть на площади от 200 до 400 тыс. га. К тому же сейчас активизировался вредитель – злаковая муха, которая может усугубить ситуацию. Готовиться надо и к тому, что начнёт дорожать продовольственное и фуражное зерно. А подорожание фуража, который идёт на корм скоту, неминуемо ведёт к подорожанию мяса, молока, яиц и т. д.».

Правда, о причинах тревожного такого положения дел информации нет – только ссылаются на засуху, но ничего никто не говорит о её причинах.  Однако засуха может быть прямым следствием увеличения биомассы (рекордного урожая-2014, а также буйства диких растений на сухих болотах и т. п.) в следствии искусственного  изменения редокса (рН) воды, которую потребляли растения в период своего роста и созревания. Это наглядно доказывает проведённый в Италии эксперимент – проводившийся с 2012 по 2013 год в исследовательской лаборатории «Совета по научным исследованиям и экспериментированию в области сельского хозяйства» города Фьоренцуола-д’Арда (Пьяченца) в сотрудничестве с Институтом биометеорологии при Национальном исследовательском совете (Флоренция). В рамках этого научно-практического исследования за основу были взяты 12 сортов твердой пшеницы. Эти зерновые культуры растили в полевых условиях в атмосфере, содержащей 570 ppm (0,0570%) CO2, именно такая концентрация углекислого газа ожидается в атмосфере в 2050 году. Итогом эксперимента стало увеличение растительной и продуктивной биомассы, но с очень низким содержанием белка. Таким образом, у них пшеницы твёрдых сортов не получилось.

Как известно, насыщенная углекислым газом атмосфера закисляет (изменяет редокс или рН) воды, в которой углекислый газ хорошо растворяется с образованием соответствующей кислоты. То есть экспериментаторы фактически изменили редокс и в результате растения прибавили в массе (повысилась урожайность), но одновременно упало качество зерна. Мы в лабораторных условиях облучали воду электромагнитным излучением в течении 20 минут, после чего наблюдали изменение её редокса (рН). Причём, обычно в сторону увеличения редокса (снижения рН – т. е. закисление). Таким образом, насыщение атмосферы углекислым газом и облучение электромагнитным излучением для растений, скорее всего, тождественны по своему воздействию и приводят к одинаковому результату. Что мы почти наверняка и наблюдаем на практике – повышение урожайности в России при снижении качества зерна от действия внешнего излучения.

В связи с вышеизложенным возникают опасения относительно качества всего выращенного в этом году в России урожая (всех культур) в нынешних однозначно аномальных условиях. Как оно будет храниться? И ряд других вопросов, без ответа на которые невозможно оценить обеспечена ли продовольственная безопасность России в настоящий момент или нет.

Кроме того,  возникает серьёзная озабоченность относительно не только качества семян (урожая), но и здоровья населения в связи с полученными результаты одной недавно выполненной в России научной работы. Учёные бесконтактным электрохимическим методом (с использованием спецоборудования) искусственно изменяли редокс воды и поили ей лабораторных животных, а также поливали растущие растения. В результате был отмечен существенный рост мутагенности среди потребителей воды с изменённым редоксом, что указывает на опасность для здоровья и наследственности употребления подобной воды.

Судя по нашим наблюдениям за поведением воды в этом году, велика вероятность того, что нечто подобное происходит под действием вышеупомянутого излучения из ионосферы в этом году. Кроме того, нельзя забывать, что человек на 80% сам состоит из воды и все жидкие среды его организма (прежде всего кровь) тоже имеют рН (редокс), который тоже, вполне вероятно, может быть модифицирован под действием упомянутого излучения.

Если это действительно так, а очень многое говорит за это, то под действие поражающих факторов попадают практически все и вся ныне в России. Они относительно не летальны в краткосрочной перспективе, но могут нанести серьёзнейший и даже неприемлемый ущерб в перспективе даже среднесрочной. Возможно, отмеченный в последнее время по некоторым данным, рост смертности обусловлен именно вышеназванными факторами (доктор медицинских наук, руководитель лаборатории прогнозирования качества окружающей среды и здоровья населения Борис Ревич: «Суточная смертность только за последнюю неделю в столице выросла на 2–3 процента»). На первый взгляд, рост 2-3%  совсем не много, однако это рост СУТОЧНОЙ смертности. Подобное её приращение в течение года может дать увеличение смертности в разы по сравнению с предыдущими годами.

Эффективной пассивной защиты от этого нет. Противодействие возможно, но требует внимательного и масштабного изучения проблемы. Причём, срочно и в очень короткое время. Ибо проблемы уже начались и к весне они могут вырасти до катастрофических масштабов.

Особенно, если совпадут по времени с обострением социального недовольства от повышения цен, снижения жизненного уровня, доступности медицинских услуг и т. п. К чему сейчас есть все объективные предпосылки в политико-экономической сфере. Как известно, между девальвацией рубля и ростом внутренних цен, вызванных этой девальвацией существует лаг примерно в 6 месяцев. Нетрудно посчитать, что экстремум повышения должен прийтись на март-апрель 2015 года. Таким образом, есть основания полагать, что ценовой и водно-отопительный экстремумы могут сойтись в одной временной точке. Или их туда умышленно сводят. Что грозит полным выходом ситуации из-под контроля властей.

На мысль, что «умышленно сводят» наводит следующий свежий факт. Как уже говорилось 29 октября – 3 ноября в Архангельске были проблемы с единственным в городе водозабором из-за падения уровня реки. Судя по прогнозу водохозяйственной ситуации, велика вероятность (даже почти неизбежность)  повторения подобного. Это легко заранее просчитывалось и понятно даже неспециалисту. И вот уже 15 ноября в Архангельске собирают митинг, на котором  более тысячи человек потребовали отставки губернатора (первоначально это требование вроде как не входило в цели митинга), создавая в городе обстановку перманентной социальной напряжённости. Если в морозном январе у взбудораженных жителей Архангельска в кране вдруг кончится вода, в батареях тепло и лампочка будет еле светить, то к ноябрьской тысяче неизбежно присоединятся очень много других тысяч, и требования станут ещё более радикальными и высокими. Тем более, что как показывают недавние трагические события в Грозном, началась уже и силовая дестабилизация регионов России, которая в любой момент может резко усилиться.

А городов и весей по России, которые могут оказаться к весне в подобной ситуации потенциально тысячи. Если ситуация в стране дойдёт до подобного накала, то неизбежно придётся привлекать для её стабилизации армию – причём на огромных пространствах. Что неизбежно отвлечёт её от выполнения её главной функции и ограничит её возможности по вооружённому противодействию противнику. Каждая из трёх перечисленных опасностей сама по себе не критична, каждую из них можно купировать. Однако если допустить их синхронное развитие со схождением в одной временной точке, то погружение страны в новую Большую Смуту и перспективой её распада неминуемо.

По нашему мнению, предотвратить такое опасное развитие событий можно только формируя и проводя политику государства с учётом наличия и действия всех этих угроз одновременно, противодействуя им комплексно, а не борясь с каждой из опасностей по-отдельности.